Акция благотворительной программы банка втб мир без слез прошла в орле


Программе «Мир без слез» исполнилось 10 лет

18 февраля 2014

Программе «Мир без слез» исполнилось 10 лет

Наталья Голубенцева, кукловод Хрюши и Степашки из «Спокойной ночи, малыши!» способна устроить детский праздник в любых условиях. © Пресс-служба ВТБ

Благотворительная программа банка ВТБ помощи детским больницам «Мир без слез» отмечает свой десятилетний юбилей. Самый первый «Мир без слез» прошел в 2003 году в Московской областной детской психоневрологической больнице. Тогда банк подарил медицинскому центру оборудование для Монтессори-класса и комплект специализированной мебели для детей, страдающих ДЦП. С тех пор ВТБ бывал в больнице неоднократно, помогая при всякой необходимости. Вообще возвращаться и не оставлять в беде – базовый принцип программы «Мир без слез». Корреспондент VTBRussia.ru встретился с Еленой Мелиховой, Евгенией Мамсуровой и Александром Митрошенковым, чтобы выяснить, с чего начиналась и какой стала самая известная благотворительная корпоративная программа.

Как помогать?

За десять лет «Мир без слез» из разовой акции превратился в стабильную, постоянно действующую благотворительную программу, которая охватывает 15 регионов России с бюджетом в 15 миллионов рублей в год.

То, что программа разрослась и расширилась, как трава на газоне, объясняется прежде всего ее универсальным, рациональным устройством: банк напрямую помогает детским домам и больницам. На практике это выглядит так: ВТБ предоставляет медицинским учреждениям возможность самостоятельно выбирать нужное им оборудование или медикаменты и напрямую оплачивает заказ, минуя многочисленных посредников.

Евгения Мамсурова, сегодня вице-президент Банка Москвы, а в 2003 году заместитель начальника профильного управления в ВТБ, вспоминает, как представляла комитету по благотворительности проект акции «Мир без слез»: «Мы решили самостоятельно выходить на больницы и предлагать помощь в закупках необходимого оборудования и материалов. Всего того, на что не хватает бюджетных средств. Сказать главврачам: «В случае чего можете рассчитывать на нас!» Возражений это ни у кого из членов комитета не вызвало. Я не помню, чтобы мне пришлось убеждать кого-то в том, что такая программа нужна».

Во время первой акции в 2003 году в Московской областной детской психоневрологической больнице названия «Мир без слез» еще не существовало, не было логотипа, не было фирменных пакетов с подарками. Единственное, что объединяло ту акцию и нынешнюю программу, – желание помочь детской больнице.

«Десять лет назад у нас спрашивали одноразовые шприцы, пеленки или базовые медикаменты. Мы покупали. Потом стали просить купить технологичное оборудование. Например, в московской Филатовской больнице большое лор-отделение, а возможности купить новое диагностическое оборудование не было. И тогда мы в декабре 2004 года такое оборудование купили», – рассказывает Евгения Мамсурова.

«Мы решили самостоятельно выходить на больницы и предлагать помощь в закупках необходимого оборудования и материалов»

— Евгения Мамсурова

Или зимой 2013 года хирургическое отделение детской городской больницы в Новороссийске попросило купить цистоуретроскоп, чтобы проводить безрaзрезные эндоскопические операции на почках. С новым оборудованием операция, которая занимает 3–4 часа, сокращается до получаса. А значит, и шансы ребенка на нормальную полноценную жизнь увеличиваются в несколько раз.

Пожалуй, самый сложный вопрос «Мира без слез»: каким больницам и детским домам оказывать помощь, а каким нет. От бедности, детской смертности и врачебного бессилия ни один врач и ни один медицинский центр не застрахованы. «Мир без слез» сразу задал четкий критерий: акция проводится либо в крупнейших медицинских центрах, либо в узкоспециальных больницах, куда государственное финансирование и благотворители доходят в последнюю очередь.

Так, «Мир без слез» помогает первому хоспису для детей с онкологическими заболеваниями и центру муковисцидоза Кемеровской областной клинической больницы. Муковисцидоз – наследственное заболевание, которое встречается у одного из 10 тысяч новорожденных. Дети с муковисцидозом страдают постоянными кишечными расстройствами и расстройствами органов дыхания, которые переходят в хроническую пневмонию. На один диагностированный случай в России приходится 100 недиагностированных. В переводе с языка статистики это значит: младенцам можно было оказать грамотную помощь, но врачи попросту не догадываются о том, что происходит с ребенком. А ребенок задыхается от слизи, которая скапливается в легких. И естественный финал: продолжительность жизни больных муковисцидозом в США – 40 лет, в России – около 20.

«Окончательно вылечить муковисцидоз при сегодняшнем уровне развития науки и медицины пока нельзя. Но до появления высокотехнологичных методов лечения больные муковисцидозом вообще погибали в детском возрасте», – рассказывает руководитель Кемеровского центра Татьяна Протасова.

Летом 2012 года «Мир без слез» передал в центр бронхофонограф и аппарат «Химават», которые помогают диагностировать болезнь и облегчить страдания детей.

Но самое важное, то, ради чего существует программа: больницы знают, что мы у них есть и если им плохо, мы придем

«В 2006 году «Мир без слез» прошел в Санкт-Петербурге, акция впервые пересекла границы Москвы и области. Стало понятно, что программу нужно развивать на федеральном уровне. И со следующего, 2007 года мы стали действовать так: 4–5 акций в Москве и 10 в регионах», – рассказывает Елена Мелихова, заместитель начальника управления рекламы и маркетинга, начальник отдела спонсорства и специальных проектов банка ВТБ.

«Благотворительность – такая область, где трудно выстроить стратегию, – объясняет Евгения Мамсурова. – Но самое важное, то, ради чего существует программа: больницы знают, что мы у них есть и если им плохо, мы придем. У нас сложились теплые человеческие отношения. Врачи нам говорят: «Если что, не дай бог, приходите». Возможно, для западных людей это звучит странно, но для нас в этих словах – высшая степень признательности и доверия».

Взрослые плачут, дети смеются

«Уже на старте мы поняли: делать подарок только врачам несправедливо, – рассказывает Евгения Мамсурова. – Поэтому решили всякий раз устраивать праздник». Сегодня представить себе «Мир без слез» без непременных Хрюши и Степашки невозможно. Дружба благотворительной программы и самой знаменитой детской передачи началась в 2003 году.

А через год после трагедии в Беслане Евгения Мамсурова позвонила Александру Митрошенкову, президенту телекомпании «Класс!», где производится «Спокойной ночи, малыши!» и предложила принять участие в представлении для учеников бесланской школы № 1.

«Мне сказали, возникла тяжелая проблема: дети, которые были в том самом спортзале, перестали идти на малейший контакт, у них выключены эмоции. И мы согласились поехать», – вспоминает Александр Митрошенков.

Поездка вышла тяжелой и физически, и эмоционально. Никак не могли посадить самолет, перелетали из одного аэропорта в другой. Потом нам сообщили, что гостиница, где должна была разместиться бригада телепередачи, заминирована. Ночевать пришлось на бильярдных столах в ночном клубе. Но самым сложным оказался концерт. Это был профессиональный вызов. Вышли на сцену, начали играть в гробовой тишине. Отчаянно, на зубах вытащили представление. «Эта поездка стала символом передачи. Здесь ведь не просто пятнадцать минут эфира», – говорит Митрошенков и не скрывает подступивших слез.

Концерт в Беслане – безусловно, знаковый проект «Мира без слез». Но в памяти артистов, путешествующих вместе с сотрудниками ВТБ, есть немало и других впечатляющих эпизодов. Каждая детская больница – на самом деле аномальная территория, там, где болеют и даже умирают дети.

«В «Спокойной ночи малыши!» артисты очень профессиональные. Пожалуй, с нашей аудиторией никто другой не справится. Вот представьте: в онкоклиниках дети приходят на концерт в масках, с инфузоматами на штангах. Неподготовленный растеряется. А Хрюша, Степашка и Каркуша тотчас же принимаются что-то им рассказывать, показывать. И дети начинают пританцовывать вокруг этих штанг с капельницами», – рассказывает Елена Мелихова.

Несмотря на абсолютную отработанность акции, неожиданности здесь происходят довольно часто. Во Владивостоке, например, в зал привели совсем маленьких детей и усадили их на низенькие скамейки. Тогда артисты сошли со сцены и сели на пол, чтобы быть на одном уровне со зрителями. В другой раз, в Новосибирске, сцену пришлось оборудовать... в кабинете рентгена. «Это была больница социального толка, – вспоминает Елена Мелихова, – там лежали дети-отказники, дети из семей, лишенных родительских прав».

Феноменально: дети видят, как артисты ведут кукол, как двигаются, шевелят лапами, машут хвостами их герои. Но не замечают кукловодов. Для них Хрюша, Каркуша и Степашка остаются живыми, а не игрушечными. Сказка живет, а не разрушается. И иногда случаются чудеса.

«Мы не очень-то поняли, что произошло, а когда вышли из палаты, врачи объяснили: впервые за несколько месяцев ребенок заговорил!»

— Елена Мелихова

По традиции после представления Хрюша, Степашка, Каркуша и больничный клоун Владимир Щукин оставляют микрофоны и отправляются в палаты к лежачим больным.

«В онкологической клинике артисты пришли в палату к девятилетней девочке. Девочка достаточно взрослая, чтобы понимать, что с ней происходит, находилась в тяжелейшей депрессии. Актриса Наталья Голубенцева подошла со своими куклами и принялась разговаривать. Девочка ответила раз, два. Мы не очень-то поняли, что произошло, а когда вышли из палаты, врачи объяснили: впервые за несколько месяцев ребенок заговорил!» – вспоминает Елена Мелихова.

И совсем отдельное испытание – это акции «Мира без слез» в Домах ребенка. «Мы видели это в Иркутске, в Петропавловске, во Владивостоке. На концерт приходят нормальные, здоровые, полноценные дети. Идет представление. И они начинают раскачиваться на стульях. Вдруг весь зал раскачивается. Это они так успокаивают себя сами. Называется это «самоукачивание», – рассказывает Елена Мелихова.

А самый большой праздник «Мир без слез» устраивает традиционно под Новый год. Через несколько лет после запуска акции в декабре во все детские больницы привезли елки, подарки и назвали это «ВТБ возвращается!». Причем подарки складывали у входа в фирменных пакетах большой горой. Надо было видеть, как горели глаза у маленьких зрителей во время концерта. Сидеть, терпеть и ждать: ну когда же подарки?! Врачи говорят, что терапевтический эффект от такого представления трудно переоценить. 

Благодарим вас за участие в улучшении нашего контента!

vtbrussia.ru

Дать ребенку шанс на семью

19 августа 2011

Главный врач Дома ребёнка г. Петропавловск-Камчатский Ольга Корявка: «Если малыш не имеет больших проблем со здоровьем, у него есть большой шанс не остаться сиротой».

Это медицинское учреждение было создано на Камчатке 80 лет для детей, чьи родители стали жертвами репрессий революционного режима. В наши дни сюда поступают дети из отделения патологии новорожденных, из городских роддомов и из семей, которые в силу разных причин не в состоянии воспитать ребёнка. Сейчас на попечении персонала Петропавловск-Камчатского Дома ребёнка находится 71 малыш. В рамках корпоративной благотворительной программы «Мир без слез» банк ВТБ приобрел для Дома ребёнка детскую игровую площадку.
 Кроме того, для малышей был устроен концерт с участием их любимых героев из передачи «Спокойной ночи, малыши!». В ходе благотворительной акции корреспондент vtbrussia.ru расспросил главного врача Дома ребенка Ольгу Корявку о насущных проблемах ее хлопотного хозяйства.

– Ольга Александровна, расскажите о малышах, которые совсем не по своей воле оказались здесь.  – Детей, попавших сюда, нужно реабилитировать. Реабилитация нужна разная – медикаментозная, хирургическая, педиатрическая. Ведь поступают они сюда зачастую с тяжёлыми заболеваниями, различными патологиями, есть здесь и дети-инвалиды, требующие лечения не только в учреждениях Камчатского края, но и за его пределами. Не без помощи министерства здравоохранения и краевого правительства нуждающихся в серьёзном лечении детей мы отправляем в специализированные медучреждения в Новосибирске, Москве, Санкт-Петербурге.

Мы делаем всё для того, чтобы все маленькие воспитанники Дома ребёнка были счастливы и могли быть устроены в семью. После лечения мы находим их родителей, и они либо возвращаются в свои семьи, либо их берут на воспитание приемные родители.

– Каждый ребёнок в грудном и младенческом возрасте требует максимального внимание и заботы. Каким образом вы справляетесь? – На сегодняшний день здесь находится 71 ребёнок. Причём все они малыши – от рождения до трёх лет. Чтобы каждый из них получал достаточно внимания и заботы, в Доме ребёнка работает 148 сотрудников. Коллектив у нас дружный и постоянный: медицинский и педагогический персонал сложился давно. Текучка наблюдается среди нянь, которые часто уходят из нашего учреждения. Зарплата няни хоть и не велика, но превышает прожиточный минимум.

– Скажите, много ли желающих взять в свою семью малыша из Дома ребёнка? – На сегодня 50 процентов наших подопечных детей в дальнейшем устраиваются в семьи. Это может быть и усыновление, и опека, и приёмная семья... Дети должны расти в семье. У каждого ребёнка должна быть мама. Когда в 1992 году я пришла работать в Дом ребенка, за год мы отдали в семьи всего четыре ребёнка, а в 2010 году уже 35 наших малышей обрели родителей.

Наша работа заключается, прежде всего в лечении детей. Если ребёнок не имеет больших проблем со здоровьем, у него есть большой шанс не остаться сиротой. Кроме того, я не считаю что, например, болезнь Дауна – это тяжёлый недуг. За рубежом дети с таким диагнозом живут полноценной жизнью в кругу родных людей. Поэтому мы должны стремиться к тому, чтобы все дети из нашего Дома ребёнка обрели семью!

– Понятно, что вашему большому и хлопотному хозяйству постоянно требуется обновление. Проблема хорошей детской площадки теперь у вас закрыта. В чём еще нуждается Петропавловск-Камчатский Дом ребёнка? Какие проблемы нужно обязательно решить? – Подошло время ремонта музыкального зала, который обновляли последний раз 16 лет назад. Более того, зал нуждается в капитальном ремонте, причём с дизайнерской работой. Ведь это единственное помещение в Доме ребёнка, где все дети вместе со своими воспитателями могут собраться вместе на занятиях или в праздники. Для ремонта зала нам необходимо около 600 тысяч рублей.

Ещё Дом ребёнка очень нуждается в приобретении промышленной стиральной машины. Всё бельё и одежду наших маленьких воспитанников мы стираем самостоятельно, не прибегая к услугам прачечных. Одну из машин мы недавно заменили, а вторая работает уже 35 лет, срок её службы давно истек, да условиям техники безопасности она уже не соответствует...

Благодарим вас за участие в улучшении нашего контента!

vtbrussia.ru

Главврач Детской больницы № 19 им. Зацепина рассказал о благотворительной акции ВТБ

19 февраля 2013

На хирургическом столе, подаренном в декабре Детской городской больнице № 19 им. Т. С. Зацепина, сделали 80 операций

─ Что за операционный стол вам передал банк ВТБ?

─ Это операционный стол, разработанный специально для ортопедических больных. У него есть площадка, где проходит лучевой рентген, и соответствующая установка для помещения туда рентгеновской кассеты. Подкатывается специальный аппарат, делается снимок, мы видим все на экране, можем что-то скорректировать и сразу посмотреть результат. Очень важно, что больного не нужно при этом передвигать. У стола разработаны дополнительные насадки для конечностей. Иногда нужно оперировать на руке, для этого она выносится в сторону на специальной подставке. Можно легко осуществить тракцию — то есть потянуть за ноги для того, чтобы низвести, допустим, бедро ниже к впадине и оперировать в более анатомичном положении. Поэтому стол очень важен для нас.

─ Почему же для такого необходимого оборудования понадобились благотворители?

─ Недавно прошла система модернизации, мы в нее включили в том числе и стол, но как только она закончилась, наш стол вышел из строя. Перестал подниматься и опускаться. И слава богу, что есть программа «Мир без слез», которая нас выручила. На неисправном столе мы работали полгода. На новом столе с декабря прошло восемьдесят операций. А служить оборудование будет лет десять или двадцать. Так что важно, когда благотворители поддерживают не только конкретных детей, но и больницы. Мы всегда заказываем только то, что не можем купить сами. Потому что по закону № 94 мы ограничены в суммах: за два миллиона выйти не можем.

─ Я правильно понимаю: есть больница, ей для операций необходим стол, но у вас закончилась модернизация и дальше — как хотите, так и поступайте?

─ Нет, ну почему же. Мы можем отдать заявку в департамент, она пройдет согласования, и при каких-то обстоятельствах будет выделено финансирование. Но сколько времени должно пройти! ВТБ воплощает эту мечту быстрее. У нас хорошая медицинская система! Но мы сейчас не систему обсуждаем, а стол. Можете посмотреть, все покупают: у меня есть деньги на медицинское оборудование, но нет их в таком объеме. И даже если есть на целый год, то это что: купить один стол и дальше кричать: «Караул!»? В таких ситуациях программа ВТБ много лет нам очень помогает. Раньше были куплены аппарат для УЗИ и наркоза. Супер!

─ Это для той же операционной?

«Найдите мне того, кто пошепчет, и все пройдет, — я буду счастлив»

─ Да! Скоро можно будет вешать табличку: «Оборудовано ВТБ».

─ Но мы и не про ВТБ говорим, а про больницу.

─ А вы меня спросите: «Кто еще помог благотворительно?» Никто. Ну, вот церковь подгузники приносит для детей из Дома ребенка — им какой-то коммерсант передает. Хотя у нас подгузники есть, мы покупаем. По-крупному помогает только ВТБ. Мне очень важно и дорого, что у людей есть сердце. Я бы такие комплименты делал еще кому-то, но больше некому. В прошлый раз купили наркозный аппарат. У нас были наркозные аппараты, в которых нельзя было использовать одновременно и фторотан, и севоран. Севоран дороже, но дает меньше осложнений и иногда показан. А в этом аппарате можно использовать и то и другое.

─ Операции, которые вы проводите, посттравматические или врожденные?

─ Ортопедия — это в основном врожденные заболевания. Возможны какие-то посттравматические деформации, последствия некоторых болезней, которые приводят (сейчас начну терминами говорить, по-русски не умею) к асептическому некрозу, инфаркту головки бедра. Не лечишь — стопроцентная ранняя инвалидизация с последующим ранним эндопротезированием. Это плохо, потому что железка стоит только энное количество времени. А лучше всего ставить ее после выхода на пенсию: один раз сменили в восемьдесят лет, и должно хватить. Но асептический некроз происходит, как правило, с 4 до 10 лет. И требует серьезного лечения. Очень много мы оперируем врожденных вывихов бедра. Если не лечить — вырастает инвалид.

─ Вывихи бедра у младенцев образуются при родах?

─ Нельзя говорить «при родах». При родах — значит, вроде виноваты акушеры. А здесь проблема врожденная: внутриутробно развивается тазобедренный сустав и головка сустава вне впадины сустава, за пределами. Или во впадине есть какое-то препятствие, и она не погружена. Потом нога уходит кверху: человек начинает переваливаться на обе стороны или валиться на одну. Этих больных достаточно много, и они лечатся очень долго. Много повреждений и патологий коленного сустава, много детей с укорочением конечностей, отсутствием некоторых костей на конечностях или кистях. Многое бывает, про все я вам не расскажу.

─ Это можно лечить?

─ Можно лечить, но трудно и долго. Вот почему ортопедия непопулярна. Аппендицит вырезал — и свободен.

─ Что значит «непопулярна»?

«Я никогда не скажу: «Сделаю вам все как у Афродиты»»

─ Непопулярна классическая ортопедия, чаще хочется пойти, чтобы пошептали, чтобы за один раз, и сразу все прошло. Все стараются не утруждать себя. А у нас требуется много времени, чтобы вылечить ребенка. Однажды был пациент, у которого на плече отсутствовала кость. Кисть и локтевой сустав находились на одном уровне. Лечили очень долго и многоэтапно. Второго такого больного нет — у каждого своя патология. Найдите мне того, кто пошепчет, и все пройдет, — я буду счастлив.

─ А часто встречаетесь с любителями пойти пошептать?

─ У нас нередко бывают больные, которые прошли коммерческие структуры и потеряли время. Чаще всего тазобедренный сустав пытаются вылечить массажем. А его нельзя вылечить, потому что проблема вне сустава. Второе — искривление осанки. Родители за детей платят и, когда ничего не получается, приходят с третьей степенью сколиоза. А это тридцать градусов. И вот вам из опыта: тридцать градусов вернуть назад нельзя. Желательно стабилизировать, улучшить мышечный корсет, чтобы он держал деформацию и не пускал дальше. Потому что после пятидесяти градусов деформации нужно оперировать. Проблем с патологией позвоночника у нас в год порядка полутора тысяч. Или, скажем, есть очень известное заболевание — ревматоидный артрит. После окончания процесса наступают деформации. Сегодня мы одни (других я не знаю) занимаемся исправлением и предупреждением этих деформаций. В какой-то период Институт ревматологии снижает активность процесса, а мы как раз начинаем заниматься устранением тех функциональных нарушений, которые произошли в результате этого заболевания. И у нас есть успехи. Успехи достаточно большие, защищена диссертация, и доктор очень востребован — является членом ученого совета и консультантом в Институте ревматологии.

─ Есть ли статистика — подобные болезни встречаются реже, чаще или остаются на одном уровне?

─ Здесь сложно говорить статистически. Есть книжка: «Многотомное руководство по хирургии». И вот таких заболеваний, о которых я рассказал, с 1925 по 1955 год было выявлено три. Эта книга написана профессором ЦИТО. Но не забывайте: какова в эти годы была способность к миграции, кто мог в Москву поехать? Тогда были только спица, скальпель и зубило. Ну, молоток еще. Сейчас аппараты появились. Сколько прецедентов болезни было раньше, как они регистрировались? Когда развалился Союз, 25 процентов пациентов у нас было из Средней Азии и Кавказа. Думал, мы начнем закрываться. Но если тогда в год через нас проходило максимум 3500 пациентов, то в прошлом году — 6100. Почти в два раза больше!

─ Я правильно понимаю: возникает проблема, и в лучшем случае ребенка ведут к мануальщику, а это может быть чревато развитием болезни?

─ Родители не виноваты. Они идут туда, где им обещают быстро помочь. Я никогда не скажу: «Сделаю вам все как у Афродиты». Приходит ребенок, у которого есть явные проблемы: как он может играть на фортепиано, если у него нет трех пальцев на руке? Пересадить можно — вернуть назад тем, кто травмирован. Но ведь если они отсутствуют сразу, то, выражаясь техническим языком, отсутствуют и все «кабели», к ним подходящие. Ни сосудов, ни нервов, ни сухожилий — ничего нет. Даже если мы условно представим, что возьмем искусственные пальцы, то к ним нужно подвести «коммуникации».

─ Одна из основных проблем сегодня — проблема передвижения инвалидов. Приходилось ли вам с ней сталкиваться?

─ У нас этот вопрос решен — лет пять-шесть назад построены пандусы. А за городом, где строили немцы, все было в проекте с самого начала. Они не могут строить, чтобы пандусов не было. А вообще это проблема глобальная — о ней можно говорить, но лучше ее решать. Если мы строим масштабный проект, он требует времени и больших денег. Скажем, некоторые больницы находятся в приспособленных зданиях. Кое-где эти пандусы и повернуть негде. Здесь нужны инженерные решения. Не просто главный врач взял, начертил на бумаге, и построили. Получится как минимум неправильно, а максимум — вредно. Нужны уклоны какие-то, расчеты, как сделать, чтобы эти маршруты не пересекались с дорогами, и т. п. Все это решается, от нас все время требовали отчеты, но теперь мы вопрос закрыли.  

Благодарим вас за участие в улучшении нашего контента!

vtbrussia.ru

Банк ВТБ сделал подарок чебоксарской больнице

20 апреля 2012

Благотворительная программа «Мир без слез», организованная банком ВТБ, подарила больнице аппарат УЗИ

20 апреля в Городской больнице №1 г. Чебоксары состоялась очередная акция корпоративной благотворительной Программы Банка ВТБ «Мир без слез». Мероприятие было организовано в честь приобретения реанимационным отделением больницы переносной диагностической ультразвуковой аппаратуры, а именно портативного ультразвуковго сканера Mindray М5 стоимостью 900 тысяч рублей. Покупку профинансировал банк ВТБ. Уникальность этой аппаратуры заключается в том, что она переносная и очень компактная, но при этом позволяет делать качественные снимки, и проста в управлении.

Теперь пациентам не придется переходить из палаты в палату для того, чтобы пройти обследование, что намного облегчит жизнь лежачих больных. Это многофункциональное оборудование позволяет проводить различные измерения и исследования, что помогает в диагностике заболеваний на ранней стадии развития. Несомненный плюс данного УЗИ аппарата в том, что его можно использовать как для детей подросткового возраста, так и для совсем юных малышей.

Благотворительная программа «Мир без слез» стартовала в 2003 году. В 2007 году программа вышла на федеральный уровень, и сегодня ВТБ оказывает поддержку не только столичным больницам, но и региональным. За последние несколько лет помог десяткам детских больниц по всей России приобрести необходимое оборудование, медикаменты, расходные материалы. В своем выступлении вице-президент банка ВТБ Чаба Зентаи отметил, что основополагающий принцип программы: для того, чтобы поддержка была эффективной, необходима четкая обратная связь с медицинским учреждением. Поэтому сотрудники детских больниц сами определяют, какое именно оборудование и медикаменты будут предоставлены в рамках благотворительных акций «Мир без слез».

«В этом году бюджет акции составляет 15 миллионов рублей. Хотелось бы думать, что в следующем году мы снова сможем оказать поддержку больницам Чебоксар. Мы надеемся, что оборудование, которое мы дарим сегодня, поможет быстрее выздороветь детям», - добавил Чаба Зентаи.

Гостями праздника стали дети до 10 лет, для которых было организовано представление с клоунами, шариками, песнями, танцами и конкурсами. Приятным сюрпризом стало появление на сцене всеми любимого персонажа из «Спокойной ночи, малыши!» Каркуши. Когда же на сцену вышли Степашка и Хрюша, радости детей не было предела. После нескольких совместно спетых песен и конкурсов, настала самая приятная часть мероприятия – вручение подарков. Каждый присутствующий ребенок получил набор для рисования с разноцветными карандашами, красками и фломастерами. Мама трехмесячного Ильи, который был самым маленьким приглашенным гостем, призналась, что очень рада такому подарку, но он еще долго не пригодится. А вот УЗИ аппарат, которым с этого дня будут делать обследования, действительно был необходим больнице. «В этой больнице обследуется очень много детей, и это замечательно, что их здоровье будут проверять с помощью самого современного оборудования», - добавила она.

В числе приглашенных также были управляющий чебоксарского филиала ОАО «Банк ВТБ» Дмитрий Фомин, главный специалист отдела охраны здоровья матери и ребенка Минздравсоцразвития ЧР Нина Емельянова, заместитель Председателя Государственного Совета Чувашской Республики, председатель Комитета по экономической политике, агропромышленному комплексу и экологии Олег Мешков. Исполняющая обязанности главврача Городской больницы №1 Анастасия Матвеева выразила огромную благодарность банку за столь щедрый подарок и обещала, что оборудование будет использоваться только по назначению. Нина Емельянова, в свою очередь, отметила: «Наша задача – воспитать здорового ребенка.

Новый портативный УЗИ-сканер позволит нам практически с рождения ребенка проводить диагностические исследования. Это, конечно, большой вклад в будущее здоровье детей».

Подобная акция уже прошла 18 апреля в Нижнем Новгороде. Сейчас организаторы собираются провести подобные мероприятия в Москве, в Комсомольске-на-Амуре, Кемерово, Казани, Ижевске, Екатеринбурге и Самаре. За время существования благотворительной Программы ее география насчитала более 25 городов страны. 

Источник: moygorod – online.ru

Благодарим вас за участие в улучшении нашего контента!

vtbrussia.ru

Благотворительные акции в рамках программы «Мир без слез» прошли на Дальнем Востоке

9 октября 2008

Во Владивостоке и Хабаровске прошли очередные акции благотворительной программы банка ВТБ «Мир без слез», которая предусматривает финансовую поддержку учреждений детского здравоохранения. Как сообщила корреспонденту ИА «Татар-информ» помощник управляющего по связям с общественностью банка ВТБ – Хабаровск Екатерина Межевикина, в рамках акции двум лечебным учреждениям региона было передано дорогостоящее медицинское оборудование.

Так, 7 октября Краевому детскому противотуберкулезному санаторию №1 г. Владивостока был передан комплекс реабилитационного оборудования. В санатории проходят профилактическое лечение от туберкулеза дети в возрасте от трех до семи лет. За последние три года пациентами санатория стали более 900 детей, подавляющее большинство которых – дети-сироты и дети из малоимущих семей. В рамках программы «Мир без слез» санаторий получил аппараты электротерапии, лечения магнитным полем и УВЧ, галокомплекс (соляную пещеру), очиститель воздуха Roomaid и ингалятор Ormon С-30.

Сегодня акция благотворительной программы «Мир без слез» состоялась в Хабаровске. Банк передал отделению онкогематологии ГУЗ «Детская краевая клиническая больница» пять аппаратов инфузионной терапии. Учитывая специфику терапии, а также стоимость используемых химиопрепаратов, лечение данных заболеваний относится к высокотехнологичной медицинской помощи. Переданные в дар медицинские аппараты позволят рассчитывать индивидуальный режим дозирования лекарств, а наличие автоматизированных систем даст ребенку возможность передвигаться по палате и общаться со сверстниками, что, несомненно, поднимет настроение пациента в сложный для него период жизни.

Детская краевая клиническая больница в Хабаровске является одним из самых значимых лечебных учреждений региона. Здесь проходят обследования дети со всего Хабаровского края, включая его отдаленные северные районы. Именно поэтому банк ВТБ принял решение об оказании адресной помощи этому важному для здравоохранения региона медицинскому центру. Положительные эмоции важны для выздоровления детей не меньше, чем хорошее лечение. Как во Владивостоке, так и в Хабаровске ВТБ пригласил в гости к детям персонажей программы «Спокойной ночи, малыши!» и детского композитора Владимира Щукина.

Благотворительная корпоративная программа ВТБ «Мир без слез» направлена на поддержку учреждений детского здравоохранения. Программа носит долгосрочный и абсолютно адресный характер. В рамках Программы банк финансирует приобретение дорогостоящего медицинского оборудования, лекарств и расходных материалов для детских больниц. История программы началась в 2003 г., когда ВТБ подарил Московской областной детской психоневрологической больнице специализированную мебель для детей, страдающих ДЦП. За прошедшие пять лет существования Программы ВТБ оказал помощь большому числу детских больниц Москвы и Санкт-Петербурга, Екатеринбурга и Челябинска.

Одной из главных задач благотворительной деятельности Банка ВТБ является поддержка социально незащищенных слоев населения, в частности, детей-сирот и детей-инвалидов. Банк оказывает регулярную помощь детскому здравоохранению, учреждениям для детей-сирот, а также выделяет значительные средства на поддержку образовательных программ. Главным принципом благотворительной политики ВТБ является адресная помощь в рамках собственных корпоративных программ. С целью поддержки учреждений детского здравоохранения и была создана собственная благотворительная программа «Мир без слез».

Благодарим вас за участие в улучшении нашего контента!

vtbrussia.ru

Пошаговая терапия - ВТБ-России

20 января 2014

Как работает оборудование, закупленное банком ВТБ, в Московской детской городской больнице № 19

Динамовец Кевин Кураньи моментально находит контакт с детской аудиторией. © Пресс-служба ВТБ

В Детской больнице № 19 им. Т.С. Зацепина в Москве ВТБ бывает с завидной регулярностью. «Когда модернизация прошла, плановые закупки грядут не скоро, а необходимость в новом оборудовании становится насущной, помогут только спонсоры», – рассказывает главный врач медицинского центра Владимир Попов. ВТБ не отказывает: вышел из строя сложнейший операционный стол – в банке изыскали средства для приобретения нового, когда очередь дошла до реабилитационного центра – а реабилитация в ортопедии важна не меньше, чем успешная операция, – помогли и здесь. На этот раз ВТБ предоставил комплект оборудования для проведения операций на суставах и мелких фрагментах кости стоимостью 2,5 миллиона рублей. Корреспондент VTBRussia.ru побывал в больнице, где встретился с врачом-ортопедом Алексеем Волковым и записал истории трех пациентов. Все эти дети прооперированы с помощью оборудования, приобретенного для больницы в рамках корпоративной благотворительной программы ВТБ «Мир без слез».

Точка опоры

Эта грустная история началась в октябре 2007 года. Девочку Настю (здесь и далее имена изменены) сбил автомобиль и скрылся с места происшествия. Рентген показал перелом левой голени. На ногу наложили гипс, а когда его сняли, оказалось, что девочка хромает. К нам Настя попала только через год. Мы сделали снимки тазобедренного сустава и увидели перелом шейки бедра: головка сустава лежала отдельно во впадине и с костью ее практически ничего не связывало – держали только мышцы. Пришлось провести не одну операцию. Мы пытались собрать шейку, чтобы соединить головку с остальной частью кости. Выражаясь медицинским языком, в этой области сформировался посттравматический ложный сустав. Мы сдвинули кость в нужное положение, соединили все винтами, внедрили трансплантат. К счастью, все срослось, хотя многие в успех не верили. Так нам удалось получить опорную ногу, то есть ногу, способную выдерживать вес тела. Но тут возникала новая проблема: из-за этих манипуляций нога стала короче на четыре сантиметра. В этой ситуации помог аппарат Илизарова, с помощью которого ногу удлинили. Как это работает: пересекается кость, на ногу накладывают три кольца, вводят между ними спицы и каждый день растягивают на один миллиметр. Появляющийся просвет при этом заполняет костный регенерат. Таким образом, удалось восстановить длину ноги. Но главная проблема была не решена – ребенок хромал. И вот этим летом Насте исполнилось восемнадцать лет, и мы наконец-то смогли провести ей замену сустава. То есть поставили эндопротез шейки бедра. 

С новым оборудованием операции делать намного проще и быстрее

Теперь девочка может жить полноценной жизнью. Почему протез нельзя было поставить раньше? Потому что ребенок все время растет и кости растут, и каждый раз требуется новый протез. Чаще возникает другой вопрос: зачем все операции, когда можно было просто дождаться 18-летия? Но тогда ребенок на несколько лет окажется в инвалидной коляске. Мы убеждены: лучше уж хромать, но ходить самому. Пять лет мы занимались этой пациенткой. Ортопедия – это не день, не два, не месяц – это годы лечения, поэтому все пациенты у нас лечатся с нуля и до восемнадцати лет.

Не расслабляться!

– Саша попала к нам маленьким ребенком с диагнозом «врожденный вывих бедер». Это такая болезнь, при которой головка бедра находится не во впадине сустава, а вне ее. Вправлять суставы – очень трудоемкий и медленный процесс, – рассказывает доктор Волков. – Потихонечку разводят ножки, аккуратно вправляют головки бедер во впадины, после этого ребенок долго лежит в гипсе. На это уходит до двух лет, а иногда и гораздо больше времени. С задачей мы справились. Но тут произошло то, что происходит чаще всего: родители решили, что ребенок абсолютно здоров, и пропали из виду.

В следующий раз мы встретились с Сашей, когда ей уже исполнилось двенадцать лет. Все это время она жила обычной жизнью активной здоровой девочки и даже занималась спортом, никак не ограничивала нагрузки. Надо сказать, что с двусторонним вывихом бедер мы категорически не разрешаем ничего подобного, даже от физкультуры в школе пишем освобождения. Но в этом случае родители ни о чем не догадывались, и в итоге у девочки начался асептический некроз головки бедра. Что это значит? По сути большая часть сустава омертвела. Иначе быть не могло – травмированный сустав нужно беречь, а Саша его изнашивала. Вот он и разрушился.

Началось все с тугоподвижности сустава, потом движения начали исчезать. К нам Саша поступила уже с болями. Сначала мы попытались развернуть головку бедра стороной, которая сохранилась хотя бы частично. Это могло восстановить движения. Шансов было мало, и операция выглядела как крик отчаяния. К сожалению, сделать в тот момент ничего не удалось. Оставался только один выход: дожидаться, когда девочка вырастет и можно будет заменить сустав на искусственный. В мае прошлого года мы дождались, когда Саша достаточно подросла, и поменяли ей сустав. Теперь она может вести полноценную жизнь без всяких ограничений. Уже начала кататься на велосипеде.

«Ортопедия – это не день, не два, не месяц – это годы лечения, поэтому все пациенты у нас лечатся с нуля и до восемнадцати лет»

С новым оборудованием подобные операции делать намного проще и быстрее. Здесь помогают и операционный стол, который нам подарил ВТБ, и комплект нового оборудования. Похожих историй очень много: мы регулярно проводим операции на костях, стопах, убираем костные патологии. То, что раньше делали при помощи долота, прорубали кость, сегодня решается дрелью – специальной насадочкой пропиливается окошко в кости, и операция идет в костно-мозговом канале.

Нога подвернулась

Суставные переломы бывают разные – травматические и патологические. Патологические переломы, как правило, связаны с нарушением обмена веществ. Строго говоря, это не совсем перелом, а такое состояние, когда головка сустава выскальзывает из впадины. Как по мылу. Достаточно просто оступиться. Проблема в том, что травма становится очевидной лишь тогда, когда головка сустава уже съехала достаточно сильно.

«Мы убеждены: лучше уж хромать, но ходить самому»

Часто пациенты не могут точно сформулировать, где именно у них болит. Поэтому случается, что врачи диагностируют заболевание неверно, например, не как перелом, а как артрит тазобедренного или коленного сустава. Неверный диагноз – неэффективное лечение. Конечно, ошибки диагностики должен показывать рентген, но и врач должен понимать, что нужно делать снимок именно тазобедренного сустава, когда пациент жалуется, например, на боли в коленке. Как правило, к врачу идут достаточно поздно – вывихнул ногу, поболело, прошло, а потом боль вернулась. Подумаешь, нога подвернулась! Не бегать же всякий раз в поликлинику. В общем, выявить заболевание на раннем этапе очень непросто, а поставить головку сустава на место, как правило, потом не удается. Вот почему часто происходит срастание костей в смещенном положении, а это требует большой, серьезной операции.

Ставить протез можно пациентам минимум пятнадцати-шестнадцатилетнего возраста, когда рост организма в целом уже завершен. А что делать, если пациент совсем маленький? Заменять сустав пока нельзя, а помочь нужно, ему больно и ходить тяжело. Зато можно восстановить опорные функции ноги, чтобы ребенок мог ходить. Это позволит дождаться подходящего возраста для протезирования.

Как раз сейчас у нас лежит одиннадцатилетняя девочка с подобной проблемой. Ей предстоит большая операция. Из-за возраста о протезе пока речь не идет, мы постараемся поставить головку бедра на место. Для этой операции как раз понадобится новое оборудование. После операции – две недели на заживление раны и реабилитация. А реабилитация в нашем случае – месяцы и годы. 

Для справки

Детская городская больница № 19 им. Т.С. Зацепина – старейшее детское лечебное учреждение, созданное для оказания специальной ортопедической помощи детям. Центр открыл свои двери еще в 1936 году. Больница основана стараниями патриарха детской ортопедии Т.С. Зацепина. В разное время в больнице трудились выдающиеся врачи, профессора В.Д. Чаклин, Е.А. Абальмасова, Г.М. Тер-Егиазаров. В настоящее время больница является клинической базой кафедры ортопедии и реабилитации Российской медицинской академии последипломного образования.

Ежегодно через хирургическое и реабилитационное отделения проходит порядка пяти с половиной тысяч пациентов, около тысячи из которых попадают на операционный стол. По словам главного врача больницы Владимира Попова, агрессивная среда влияет на возрастание числа ортопедических болезней, которые выявляются у детей все чаще. В первую очередь это нарушение работы суставов, осанки, сколиоз. В больнице проходят лечение пациенты из самых отдаленных регионов России.

Благодарим вас за участие в улучшении нашего контента!

vtbrussia.ru


Смотрите также